RizVN Login



JBolo! Theme

Please login to chat!
...

Разработано jtemplate модули Joomla

Ночь - мой выход - 7

Я однажды спросил его: «Почему ты не ходишь другой дорогой?» Он, усмехнувшись, гордо ответил; «Солдат должен держаться в том окопе, который ему достался». Ни быстро бегать, ни хо­рошо драться Большая Идея — так иногда его звали во дворе - не только не умел, но и не хотел, как всем было ясно.

«Я з-з-заставлю его п-п-под-д-драться!» — заявил нам его сосед по квартире Буратина, вернувшийся недавно из колонии, куда попал за попытку изнасилования. Тоже феномен — Буратина красивый какой-то злой красотой, отлично сложенный, почему-то не имел успеха у девочек и объяснял свой залет в колонию и налёт на девицу, как осознанную необходимость: «А чт-т-то д-д-де-лать, если о-о-они н-н-не дают?» Так же незамысловато решил Буратина пробудить в Марке бойца: на улице, утащив у слесарей домоуправления громадные слесарные ножницы — жесть резать, Буратина шарахнул Марика ими по спине, налетев сзади. Филе, охнув, упал без сознания. Старухи на скамейке под вязом заголосили. Буратина дал деру. Марк пришел в себя, встал, поднял портфель и, шатаясь, пошел домой. Он пролежал неделю в посте­ли, но запретил своей семье заявлять в милицию и вызывать к себе врача. И всю неделю мать Буратины бухалась на колени перед постелью, а сам Буратина не ночевал дома. В конце концов мать отыскала где-то сына и привела Буратину к лежащему Марку. Буратина извинился. Марк сказал, что не в обиде и процитипрвал Маркса — мол, чтобы человек стал человеком, надо создать ему человеческие условия жизни. Ошалевшая от счастья мать Буратины целовала Марку руки и уверяла его родственников, что у мальчика государственная голова и он обязательно станет генсеком.

Марк Большая Идея, Коммуна, Коммунек, Филе — не стал генсеком. Он сейчас живет в Америке, в Силикон-Вэлли, реализует свои научные мечты и, наверное, во сне по ночам падает на школьный портфель от удара слесарными ножницами в спину. А если не во сне, то где-то там, в дальнем Космосе, где световые и цветовые комбинации наших жизней, преобразуясь, повторяют нашу далекую раннюю юность, и Славу Богу, что это происходит далеко от нас.

Именно, кстати, на Марке я впервые познал многозначный феномен здешней жизни: есть люди, которых, что бы с ними ни происходило, даже поразительного, стараются не замечать, в упор не видеть. Марк жил достаточно публично, общественно, но — как бы другом для всех измерении, малоуловимом для наших глаз, ушей и умов — его жизнь и деяния воспринимались, как кинокадры хроники некоего потустороннего мира, и Буратина, догоняя Комуну со слесарными ножницами, не человека, скорее всего, намеревался ударить, а желал произвести эксперимент с существом из какой-то неизвестной ему физической среды. Для окружающих Марк не был Марком, а был своим изображением, плохо подходящим до зрителей по сюжету и потому не трогающим их и для них неинтересным.

 

<<предыдущая страница следующая страница>>

Кто здесь?!

Сейчас 45 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте