RizVN Login



JBolo! Theme

Please login to chat!
...

Разработано jtemplate модули Joomla

Суперкоммуналка - 2

Короче, с момента выгона, четыре почти года пожил я в бро­шенных подвалах и на чердаках, в пустых церквах и на людных вокзалах, постеснял то одного, то другого друга своего, а тут родственники мать мою достыдили, и она, лишая себя тыла при муже-драчуне, прописала-таки меня к себе — в эту же самую суперкоммуналку, к этим же, — пока еще, — соседям-старикам. Прописка есть прописка, печать есть печать, старики махнули рукой: «Живи, черт с тобой...»

О, это я потом осознал, как великое везение — пожить вдосталь среди иного, куда более старшего поколения! Была у них, какв обществе, ими построенном в России, своя иерархия. Последним был, конечно, я. Так что начну с последней — с соседки за стеной. На мою беду это была допотопная старушонка — чувашка,тетя Шура, дворничиха самого низшего разряда (вокруг помоек подметала). Совершенно больная душой, одинокая всю жизнь: «Замуж, Лешка, парни меня не брали — в войну все ниже пояса себе в торфяных болотах застудила: торф добывали мы, девки, и зимой, и летом, блиндажи чтоб на фронте обогревались нашими брикетами!..» К слову, мать моя юной комсомолкой, в тех же торфяниках и застудилась, и слух испортила — постоянное охлаждение слух срезало... Ее, тетю Шуру, все население кварти­ры тихо презирало — крикливая дикарка. Заводилась она, дейст­вительно, на раз — все ей казалось, что на каждом шагу ее уни­жают или высмеивают, очень была растравлена. Особенно неистов­ствовала, лупя шваброй в мою стену, когда я заводил в комнате магнитофон — западный рок-н-ролл тетя Шура чуяла, наверное, низом живота, сожженным в болотной жиже когда-то — слышать слухом могла плохо, туговата была, как моя мать, на ухо. К ра­диоточке приникала, как к подушке, чтобы новости услышать, при­чем слушала, в основном, вести международные и свято верила в правоту действий нашего правительства на мировой арене. Такого политизированного человека я встречал в коммуналке всего до нее одного — это был мой отчим, но тот больше специализировал­ся на комментариях к внутренней политике партии, и, как и тетя Шура, яро отстаивал свои идеалы, особенно в поддатом состоянии, и меня учил: «Будешь себя хорошо вести — станешь, когда выра­стешь, членом Политбюро!». Надо сказать, что ни он, ни она в партии не состояли. Но жили ее чаяниями, помыслами и планами столь явно, что это ошарашивало. Воистину: есть брахманы среди париев! Как есть парии среди брахманов.

Кстати, только тетя Шура не стояла в плотном ряду требовав­ших — тогда, в мой первый приход сюда, — чтобы я выкатывался на все четыре под угрозой доноса «куда надо». Ее просто не при­гласили. Не посчитали за значимую личность. А пригласили бы — пошла? Что-то не верится....

Выше нас с чувашкой, но на одной ступени — ибо ругались и дрались беспрестанно друг с другом, когда уставали травить ме­ня, стояли две пожилые женщины — отпусти им, Господи, все прегрешения! — украинка и еврейка. Одна другую называла «Са­рой», хотя звали эту другую Нина Моисеевна, а та называла су­постатку почему-то «петлюровкой». Дрались обувью. Отдыхали, переключаясь то на меня, то на чувашку, придумав ей и утвердив совместно кличку «дурдомовка». Обе врагини и года не прожили, как я прописался, — померли. Чувашка уехала к родне в Чува­шию.

Царила в квартире пара. Он и она — фронтовики, ветераны. У нее по праздникам вся грудь от горла до пояса — в орденах и медалях (она говаривала: «От губы до пупа!»). Фронтовая мед­сестра. Тетя Лида Иванова (фамилию носила девичью, цитиро­вала Симонова из «Живых и мертвых»: «На моей фамилии вся Россия держится!»). У мужа ее ни медальки — штрафбатовец.

Новости, статьи о рекламе наружной и в интернете на интересном сайте бесплатных объявлений: doskiros.ru

 

<<предыдущая страницаследующая страница>>

Кто здесь?!

Сейчас 40 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте