RizVN Login



JBolo! Theme

Please login to chat!
...

Разработано jtemplate модули Joomla

Рёхнутые-2

Дядя Ваня с удовольствием съедает яблоко. Он ест и расска­зывает обо мне невидимке. Он весело, давясь, говорит о моем тру­щобном сердце, душе, отзывчивости. Я понимаю, что меня хвалят, я горд...      *

На улицу выбегает отчим и ловит меня. Я прячусь за «рехну­того», отчим, стараясь его обогнуть, сбивает дядю Ваню на зем­лю. Он очень неповоротлив, мой отчим. На войне, где он был еще мальчишкой, ему осколок попал в ногу. На этом месте ноги у от­чима сейчас большая яма, а сама нога так и осталась детски-маленькой, и ботинок на нее отчим надевает особый, тяжелый, стран­ной формы. Зато руки у отчима сильные — он сапожник инвалиднои артели на Ямских. Он меня водил туда как-то, там все люди были особенные, неполные — кто без ноги, кто без руки, но все веселые и пьяные. Там отчим «на спор» на одних руках взбирал­ся по пожарной лестнице на крышу...

Дядя Ваня, упав, смешно перекатывается на локтях, потом встает, и как ни в чем не бывало продолжает чертить план ска­зочного, красивого своего города...

А меня отчим берет под мышку и несет, тряся на лестнице, вниз, в подвал, в пустую комнату, где на стене висит веревка, ко­торая, как говорил отчим, всегда плачет по мне...

А женщину звали Сабиной. Это была молодая, с серым лицом тихая бабенка. Она была довольно стройная, красивая. Старшие наши ребята любили зажимать ее в темных углах двора и молча тискать. Я видел, как они это делали. Темно и тихо. Сабина, по­сидев на скамье перед домом, подышав вечерним теплым возду­хом лета, входит в эту серо-черную тишину, и на нее накидыва­ются трое наших «больших» ребят. Они прижимают ее к стене дома и начинают быстро и нервно двигаться там, в темноте, вокруг нее... Мелькают углы рук в лунном зеленом свете. Постепенно шум и дрожь борьбы затихают, ребята цепенеют в неподвижной радо­сти, положив руки ей на грудь, вцепившись в спину, живот, ногиг бедра. Сабина молча стоит, и тишина полна ее странной задумчивой улыбкой...                                                                  у

Она была даже когда-то замужем, но, родив сросшихся близ­нецов, сошла с ума. Многое она помнила, и рассказывала мне иногда летним вечером. Голос ее лился как песня, некоторые сло­ва, особенно длинные, она пропевала:

— Вот была я на Урале... Горы сердитые, лобастые... Елки там с мягкими иголочками, к старости краснеют. Хорошо там. Муж меня там бросил. Он меня по животу бил... Лечили меня в санато­рии. Санатория белая. Кормят привлека-ательно! Ну, спать пой­дем... Ты чей? Лидкин, Лидкии, по глазам видать...

Почему я помню их? Может быть, потому что люди они были необычные. Никакой ерунды они не делали, и болезнь их не была странной, отпугивающей, а даже наоборот, притягивали они к себе тихой своей мудростью, своей тайной, никому не нужной жизнью.

А еще, может быть, потому, что появлялись они передо мной только в погоду теплую, красивую, счастливую. В дожди и зимой их не было видно. Может быть, поэтому... Но я их не забуду ни­когда...

Двуспальная кровать своими руками, чертежи и схемы http://stroydetali.com/dvuspalnaya-krovat-svoimi-rukami-che_/

 

 

<<предыдущая страницаследующая страница>>

Кто здесь?!

Сейчас 42 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте