RizVN Login



JBolo! Theme

Please login to chat!
...

Разработано jtemplate модули Joomla

Подвал-3

Во второй комнате жила Мурка. Ей было лет сорок. Работала Мурка фельдшером в детской больнице. Ее я любил больше всех., даже больше матери. Мать я тогда только боялся, а полюбил года три спустя.

История жизни Мурки была жуткой. До войны она училась в медицинском институте. Родители были уверены, что она станет известной. Но война все испортила. Мурку направили хирургом чуть ли не на передовую. Ведь она была молодая и способная Старые хирурги работали в тылу. А она оперировала в блинда­жах. Однажды в ее блиндаж попала бомба. Шла операция. Когда дым и огонь утихли, Мурка огляделась. Как она говорила, вокруг Была сплошная каша из мяса и крови, ведь на операции были и сёстры, и лежали раненые, дожидаясь своей очереди. Как она осталась живой и совершенно невредимой, понять нельзя, и от этого она стала заговариваться, а ее руки с тех пор дрожат. Опе­рировать она больше не могла, ее перевели в медкомиссию при трибунале. Некоторые солдаты стреляли себе в руки и ноги, чтобы не воевать и не быть убитыми. Таких судил трибунал. А перед судом врач должен был решить, ранен ли человек в бою, или сам себя подстрелил. Ну, вот она и решала. От этого она стала еще больше заговариваться, и руки стали дрожать сильнее. Ведь она была молодая, а у тех, кого ей приводили осматривать, были же­ны и дети.

После войны она стала работать фельдшером. Она была очень добра ко мне. Когда отчим меня бил, она отнимала, уводила меня к себе и укладывала спать. Поэтому я всегда кричал: «Тетя Му­ра! Тетя Мура!», как только отчим зажимал мою голову меж колен. Отчим научился запирать нашу дверь на ключ. Мужа у Мурки не было. Она держала при себе здоровенного парня Генку, который носил тельняшку, хотя никогда не был моряком, отлично играл в карты и всегда называл номера, когда все жильцы играли на кухне в лото. Генка нигде не работал. Его кормила Мурка и объясняла это тем, что женщине нужен мужчина. И Генка жил у нее. Никто не знал, где он родился, как жил до Мурки, где его дом, и где Мурка его нашла. А Мурка об этом молчала.

Дальше была наша комната. А в конце коридора была «чер­ная комната». Так ее звали все жильцы подвала. И вот почему. Koгда-то, еще до нас, в ней жили «рыжие». Это была семья, ко­торую называли «рыжие». Вся семья была рыжей. И бабка, и ее сын, и его жена, и их сын. Вся семья еще называлась «торгаши», за то, что все, кроме ребенка, работали в торговой сети. Бабка сторожила нашу ближайшую «бакалею». Отец работал мясником. Мать — в булочной продавщицей. Однажды уволили отца. Потом посадили мать. Бабка с внуком съехала. И вот жильцы этой ком­наты стали меняться через год. Первым въехал с семьей дядя Миша, цыган. Впервые в жизни я увидел очень черные и густые волосы, мягко блестевшие на свету. Так светился старый лакиро­ванный рояль в глубине комнаты ателье проката на Каретной. Дядя Миша был печником нашего домоуправления и вором. Он воровал там, где клал печки, обычно по-мелочам — будильники, статуэтки с комодов, и все такое. Украденное он совал в пустое ведpo из-под глины и накрывал рогожей. Потом пропивал.

Рейтинг лучших биткоин бирж на pro-bitcoin.ru

 

 

<<предыдущая страница   следующая страница>>

Кто здесь?!

Сейчас 44 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте