RizVN Login



JBolo! Theme

Please login to chat!
...

Разработано jtemplate модули Joomla

Барак

 

Но вспоминать — полезно. Хотя бы мне. Тем более — сейчас, в предсудебном мандраже, во дворе нарсуда, в двух шагах от Ста­рого цирка и рядом (по московским понятиям) с кукольным теат­ром Образцова, около которого я поселился в подвале в возрасте двух лет. А приехал я в центр от завода имени Сталина (теперь — Лихачева), из рабочего барака у Москва-реки под старым Дани­ловским мостом, коего уже нет.


Мать с отцом, пока живы были, считали меня оборотнем. За то, что помнил я барак и все, что в нем творилось — а было мне меньше двух лет, а то и полтора, если не еще меньше. «Ильичевки» без абажуров и плафонов, фанера, делившая барак на комнаты — обклеенная газетами и плакатами с режущим глаза кумачем, плач побитых женщин, выбегавших спасаться в нижних рубашках наружу, нестройные пьяные хоры под баян, цепочки лампочек, обсевших портреты вождей над воротами старого стадиона «Торпедо» вдали за пустырем, запах печеной картошки от костров у Москва-реки, от землянок Шанхая, в которых гнездились блатные, бездомные и цыгане, и вой их однажды ночью, когда, ослепляя десятками фар население рабочих бараков, влипшее в окна спросонок, весь подземный шанхайский народ был вывезен чекистами в никуда буквально в одночасье...

.Видно, рыдающие эти, разукрашенные синяками женщины в жарких, истоптанных курами и пахнущих мазутом и кошками за­рослях запыленных лопухов и репья у железной дороги, по кото­рой возили стальную пищу ненасытному громодышащему чудищу - автозаводу имени Сталина, и утренние дуроголосые заводские гуд­ки, будившие округу на работу, и ночной грохот последнего трам­вая по Даниловскому мосту, на минуту перекрывавший мерное мужское сопение и хрип в такт ржавому визгу кроватных пружин, и тупое веселье под марши из груши репродуктора на столбе на­против окна — видно, мне все это что-то о жизни здешней так веско и ярко сказало, что и до седых волос я живу той подсказанной правдой, и вооружен, и защищен ею, и бросаюсь душой в нее, как в теплые материнские ладони лицом от обиды или опасности в детстве... Я покидаю мысленно двор суда, мне есть куда сбежать ненадолго.

Уходил я из барака долго и мучительно — мать и отец трудно делили меня между собой, лет до восьми я неделями жил у отца, хотя все чаще и дольше — здесь, в центре, у бабки, маминой матери, в двух шагах от суда (по московским, говорю, понятиям), ря­дом с нынешним кукольным образцовским театром — где часы с музыкой и зверьем...

Для многодетной и молодой мамы блог о детской психологии и воспитании детей на сайте для родителей http://mamaset.ru/

 

<<предыдущая страница   следующая страница>>

Кто здесь?!

Сейчас 29 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте